Правозащитники рассказали об «оброке» для претендентов на статус беженца

29 Ноября 2017

С июня по сентябрь только в Подмосковье за нарушения правил въезда оштрафовали 90 человек, ищущих убежища, рассказали в комитете «Гражданское содействие». Протокол и штраф становятся условием рассмотрения заявлений на убежище


За четыре месяца 2017 года в Подмосковье суд оштрафовал за нарушение правил въезда и пребывания 90 человек, подававших документы на статус беженца или временное убежище. Сумма штрафов составила около полумиллиона рублей. Об этом говорится в докладе аналитика правозащитного комитета «Гражданское содействие» Константина Троицкого, который есть в распоряжении РБК.

Административный протокол становится условием принятия заявления на статус беженца или временное убежище, утверждают правозащитники. Штраф (как правило, в 5 тыс. руб.) они называют «оброком на спасение». Соискателей убежища задерживают «по звонку работников миграционных служб» и только после суда, «по предъявлении квитанции об оплате штрафа», принимают у них заявление на убежище и записывают на прием, подчеркивает Троицкий.


Управление по вопросам миграции ГУ МВД по Московской области находится в городе Котельники. Задерживать иностранцев, приехавших в управление с заявлением об убежище, активно начали с конца мая этого года, рассказал аналитик «Гражданского содействия». Троицкий изучил постановления Люберецкого городского суда, поскольку к его подсудности относится управление по миграции, и именно туда обычно привозят задержанных.

С января по май суд оштрафовал за нарушения правил пребывания в России только двоих человек. Однако с 22 мая по 31 мая в Люберецком суде «оказались четверо граждан Демократической Республики Конго (ДРК), один гражданин Молдавии, а также трое граждан Сирии». Все они были задержаны именно на территории управления по миграции — это сказано в судебных постановлениях. Семь человек были оштрафованы по ст. 18.8 КоАП, еще у одного протокол был заполнен с ошибками, и суд вернул его полиции.

После этого задерживать соискателей убежища стали десятками, утверждает Троицкий со ссылкой на постановления суда. В июне Люберецкий суд оштрафовал по указанной статье уже 24 человека, при этом в 15 постановлениях прямо говорилось, что они были задержаны в управлении по миграции. В июле штрафы выписали 28 соискателям убежища, из них 25, согласно постановлениям суда, привезли прямо из управления по миграции. В августе суд наказал рублем 31 соискателя убежища, однако место задержания стало встречаться в документах гораздо реже: «Вероятно, судьями либо использовался другой шаблон постановления, где это упоминание отсутствует, либо они сознательно решили не отмечать обстоятельств задержания», — рассуждает Троицкий.

С сентября количество таких судебных дел резко уменьшилось: протоколов было всего 15, из них четыре — о прекращении дела, «так как группа сирийцев, доставленных 8 сентября 2017 года, совсем недавно уже была оштрафована». «Уменьшение, возможно, связано с падением количества обращений в миграционное ведомство. Иностранные граждане, ищущие убежище, которые и до этого опасались посещать офисы миграционных служб, стали откровенно бояться туда приходить», — полагает Троицкий.

В числе оштрафованных большинство составляют сирийцы (80 человек из 90). Также среди них оказались граждане Афганистана, Судана, Йемена, Конго и Украины. В более чем 50 судебных постановлениях «прямо в тексте указывается, что иностранный гражданин был задержан в офисе Управления ГУ МВД России по Московской области. В отношении ряда других случаев есть высокая вероятность, что факт задержания в офисах миграционных служб был по какой-то причине просто не отмечен», — говорится в докладе.

Выдворение вместо убежища

Оценить количество таких штрафов в Москве, в отличие от Подмосковья, невозможно, поскольку «на официальном сайте Измайловского районного суда (именно в этот суд отправляются задержанные) публикуется далеко не каждое постановление», — сетует Троицкий. А в тех постановлениях, которые опубликованы, удаляются имена, указания гражданства, даты и прочая информация, дающая представление о том, что произошло.

Опыт сотрудников «Гражданского содействия» показывает, что просить убежища в управлении по вопросам миграции ГУ МВД Москвы гораздо опаснее, чем в подмосковном управлении по миграции, утверждает Троицкий. Так, Измайловский суд часто не только штрафует, но и выдворяет соискателей убежища.

Беженцев, которые приходят в столичное управление без действующих миграционных документов (визы, действующей миграционной карты, регистрации), часто просто отказываются принимать. «Если же беженец начинает настаивать на своем праве на убежище, то с высокой вероятностью будет вызвана полиция», — описывает Троицкий опыт правозащитников. Например, такой случай в октябре произошел с несовершеннолетней беженкой из Гвинейской республики.

«Палки»

Привлечение соискателей убежища к административной ответственности «нарушает правовые процедуры, производит опасный психологический эффект, а экономическая неспособность уплаты штрафа может лишить беженцев права на убежище и усугубить их часто бедственное положение», — убеждены в «Гражданском содействии».

Описанная практика противоречит закону и международным документам, ратифицированным Россией, считают в комитете. Так, Конвенция о статусе беженцев запрещает налагать взыскания за их незаконные въезд и пребывание, если они сами явились к властям и представили «удовлетворительные объяснения своего незаконного въезда или пребывания». К тому же в российском законодательстве отсутствуют основания для отказа в доступе к процедуре признания беженцем. «Разумеется, в праве также отсутствуют какие-либо положения, ставящие подачу ходатайства о признании беженцем в зависимость от оплаты штрафа за незаконный въезд или пребывание», — пишет Троицкий.

РБК направил запросы в пресс-службу МВД России, Люберецкий городской и Измайловский районный суды.

Такая практика связана с тем, что понятие «законного пребывания» на территории России в законодательстве размыто и трактуется полицейскими вольно, полагает президент фонда «Миграция XXI век», бывший замдиректора Федеральной миграционной службы России Вячеслав Поставнин: «Незаконно находящимся в России при желании можно объявить кого угодно». По его словам, неверно применять категорию «незаконного пребывания» к беженцам — они имеют право находиться в России без документов просто по факту того, что спасаются от войны или преследования. К тому же сотрудники МВД проявляют «полицейский» подход к миграции, предпочитая доводить дело до наказания при любой возможности, убежден Поставнин. «МВД — это «палки». У них подход другой, нежели был у ФМС. Там мы с таким не сталкивались».

Суд принимает во внимание материалы, которые предоставляют им правоохранительные органы, говорит адвокат Александр Молохов. «Но работу суда и полиции в тандеме тоже нельзя исключать», - отметил он. Заслуженный юрист России, бывший заместитель главы Конституционного суда Тамара Морщакова отмечает, что изначально у соискателей статуса беженец слабые позиции. «Люди находятся в чужой стране, как правило, у них мало денег и они боятся куда-либо обращаться», - отметила Морщакова.

​По данным Росстата, на 1 октября 2017 года в России находилось 593 лица, признанных беженцами, и 167,8 тыс. людей, получивших временное убежище, из них 165,5 тыс. — украинцы.


По материалам РБК